Свидетельство о регистрации СМИ
Эл № ФС 77-60096 от 10 декабря 2014 года.
Издается с 1995 годаТелефон редакции: (495) 504-21-87

Drupa 2016
Drupa 2016
Отраслевое соглашние

(НП №17-18 / сентябрь 2009)

«Неизвестные «Известия» Галумова

Интервью с автором книги «Неизвестные «Известия» генеральным директором ФГУП «Издательство «Известия» УД П РФ, доктором политических наук, профессором Эрастом Александровичем Галумовым

НП: Эраст Александрович, как возникла идея создать книгу «Неизвестные «Известия» и как собирались материалы для книги?
Э.Г.:
У «Известий» должна была быть книга, в которой была бы отражена история энциклопедического характера. Вот на это была сделана ставка. Семь лет назад я начал собирать исторические материалы – архивы издательства, архивы редакции газеты, государственные архивы, многие приносили материалы из семейного архива. Работа по подготовке книги велась достаточно долго. Около двух лет назад материалы были собраны, началась работа над текстом. Полтора года мы делали макет вместе с дизайнером Галиной Кулагиной, редактором Олегом Юзифовичем и рядом наших сотрудников, которые принимали активнейшее участие в разработке дизайна этой книги в таком эклектичном стиле, который сегодня, на мой взгляд, очень оправдан. Читателю сегодняшнего дня хочется быстро овладеть книгой, полистать, схватить какие-то главные моменты. Просто текстовая книга по объему в размер «Войны и мир», к сожалению, дается тяжело. Она объемная, ее не положишь в карман, не прочтешь в транспорте. Поэтому был выбран своеобразный стиль подачи материала – четыре переплетающиеся текста, которые коррелируются с историческими документами, и практически книгу можно читать с любой страницы. Каждый читатель может найти в ней что-то интересное для себя. Главная проблема заключалась в том, что сегодня очень много корпоративных изданий, которые интересны только работникам корпораций или людям, связанным с ними. Надо было сделать книгу для широкого читателя, чтобы не просто корпоративность связывала его с книгой, а был широкий читательский интерес к той информации, которая там излагается. Практически все изложенные факты были знакомы тем или иным поколениям известинцев, многие узнавали себя, своих родителей, своих друзей, товарищей, и тут цель была достигнута в самом начале, но одновременно мы хотели связать историю «Известий» с историей России, и эту задачу мы также выполнили. У нас в книге появился Маяковский с интересными случаями, которые происходили с ним в «Известиях», Бухарин со своей трагической судьбой, там Максим Горький. Мы приводим в книге малоизвестный факт о том, что Союз писателей СССР был образован в «Известиях», и первым его председателем был главный редактор «Известий» Иван Михайлович Гронский. И только потом Горький стал почетным председателем. Только через шесть месяцев, после конфликта, который произошел в Союзе писателей, Сталин решил поставить Горького во главе Союза с полномочиями председателя. Еще одино открытие – Союз художников СССР тоже создавали в «Известиях». В книге приведены интереснейшие факты, о которых, мне кажется, раньше никто не знал. Одно время Горький был главным редактором сразу 15 изданий, многие из которых он в глаза не видел, но вовремя приходил и получал полновесную зарплату. Мы стараемся не давать оценку событиям, но факты, которые приводятся, очень интересны и во многом меняют наше отношение к отдельным историческим персонажам. Конечно, ключевое место в книге занимает период Алексея Ивановича Аджубея. Надо сказать, что нам в написании «аджубеевской» главы помогала Рада Никитична Аджубей. Она предоставила домашние архивы, многие фотографии публикуются впервые, сама помогала в редактировании текста, подборе материалов. В создании книги участвовали многие сотрудники, ветераны. Около 6 лет назад, я бросил кличь по редакциям, по издательству с просьбой: «Несите все, что у вас есть», люди стали приносить материалы из домашнего архива. Многое из неопубликованного попадет во второе или третье издание. Несут значки, грамоты, открытки, книги. Нам удалось частично восстановить библиотеку сигналов, которая была утеряна в перестроечные годы. Удалось определить список изданий, которые у нас выпускались. В частности, стало известно, что в 30-х годах, помимо газеты «Известия», печаталось огромное количество детских книжек, брошюр, инструкций. И было бы все утеряно, если бы мы не начали работу над этой книгой. Поэтому, я считаю, что в соавторах у меня все ветераны «Известий», которые своими рассказами, своими воспоминаниями, своими фотографиями помогали в создании этой книги. Особую благодарность я хотел бы выразить Мэлору Стуруа, в феврале мы будем праздновать его юбилей – 60 лет работы в «Известиях», который написал потрясающее предисловие, не просто представляющее книгу, но и дополняющее ее интереснейшими фактами и концептуальными соображениями по поводу исторической роли «Известий». НП: Почему Вы решили начать историю «Известий» с газеты «Русское слово»? Это самостоятельное издание, которое выпускалось до революции. Почему вы объединили эти два издания и показали, что «Известия» являются продолжением «Русского слова»? Э.Г.: Это тоже наше открытие, возвращение к исторической правде. Интересно, что первая газета «Известия», исторически так считается, была отпечатана в 1917 году в типографии «Копейка» в Санкт-Петербурге, которая принадлежала Сытину. Однако самые первые «Известия», мы даем фотографию этой газеты, была выпущена здесь, во дворе, в 1905 году, когда в Москве было восстание студентов, рабочих. После 1917 года большевики всячески замалчивали роль и место Ивана Дмитриевича Сытина не только в отечественной полиграфии и издательском деле, но и его роль в «создании» газеты «Известия». Слово создание я говорю в кавычках потому, что в 1918 году газета переехала сюда из Петрограда в Москву вместе с правительством. Под словом «переехала» подразумевалось, что как бы перевозились печатные станки, приезжали специалисты. На самом деле все было не так. Сюда приехало несколько человек издателей, т.е. людей, которые работали в редакции, и они обосновались здесь на Пушкинской площади, на готовой наработанной базе «Русского слова». Это была самая крупная до 1917 года газета в России, которая издавалась очень большим, по тем временам, тиражом 700–800 тыс. экз. Ее влияние на революционные процессы было очень велико. Ленин очень хорошо относился к Сытину, и у нас есть факты, что они встречались. До 24-го года все книги «Известий» издавались под брендом «Издательство Сытина». Ленин предлагал Сытину возглавить Госиздат, но тот отказался, сказав, что он не чиновник, а издатель. Какова же связь этих изданий? Это не только полиграфия, не только база, но и люди – мы внимательно посмотрели списки сотрудников «Русского слова» и «Известий» после 1918 года. Много одинаковых фамилий. «Русское слово» была единственной в России газетой, имеющей мощную корреспондентскую сеть. Тогда это было новшество. Вот и «Известия», в конечном итоге, стала одной из первых газет, которая активно начала использовать корсеть. В книге мы касаемся и известной конкуренции между «Правдой» и «Известиями». Кстати «Правда» зарождалась тоже здесь, на Пушкинской площади, и мы об этом пишем. Оба издания находились в ведении Марии Ульяновой, она была главной и в «Правде», и в «Известиях», до 1924 года. Позже «Правда» занимает новый корпус на нынешней улице Правды, газета «Труд» тоже переезжает в другое здание. Мы считаем, что центр советской, российской прессы находился здесь. И Сытин возглавлял ту самую альма-матер, из которой все пошло. «Известия» была прибыльным предприятием, которое получало по тем временам очень неплохие доходы, и это историческое здание, которое сейчас стоит на Пушкинской площади, построено не за счет государственной казны, а из средств «Известий». В книге мы все время проводим мысль, что газета – это не только редакция. Также как телевидение не может существовать без операторов, без осветителей, газета не может существовать без наборщиков, корректоров, линотипистов, метранпажей и людей других специальностей.

НП: О ком из известинцев писать было наиболее интересно?
Э.Г.:
Мне интересно было писать о директоре издательства Василии Семеновиче Медведеве, который очень много сделал для коллектива. Он очень долго здесь проработал, работал еще при Бухарине, и уволился уже после войны. Это был гигант ростом 1,90 метра, он был охотник, он был строитель, он был хозяйственник, все его очень любили. При Медведеве у «Известий» было 15 самолетов, была своя радиостанция, которая по мощности была гораздо сильнее, чем ТАССовская. Мы вещали на весь мир. Своя продовольственная база включала 4 совхоза, кроликоферму, базу отдыха. Это все было создано им, человеком, который в том числе занимался и издательским бизнесом. Было закуплено новое оборудование. Мне было очень интересно его открывать, потому что мы получили много архивных документов. Оказалось, что он дружил со Сталиным и присутствовал в его окружении. При этом он был совершенно доступен любому человеку. Второе открытие – это Иван Михайлович Гронский, главный редактор. Мы получили много материалов от его дочери, Светланы Гронской. Гронский очень долго проработал в редакции, до 30-х годов. Он вел дневник, и потом была издана книга, которая легла в основу многих наших материалов за период с 20-х годов и до начала войны. 15 лет он отсидел в Воркутинских сталинских лагерях, от звонка до звонка. Он год просидел на Лубянке в застенках, рассказывал о пытках, которым подвергался. Его чествовали в Издательстве, когда ему было 90 лет. Иван Иванович Скворцов-Степанов – ответственный редактор (ред.: главный редактор), публицист, интереснейший человек. Юрий Михайлович Стеклов – первый ответственный редактор «Известий». О нем очень мало было известно. Стеклов был талантливейшим журналистом. Он ушел от ярких политических публикаций, а делал маленькие заметочки – «стекловицы». Стеклов не любил Маяковского. Но его любил Сталин. И Маяковский прорвался на страницы «Известий», и практически все номера выходили со стихами Маяковского. Как человек, он был совершенно не громогласный, совершенно спокойный, и каждый редактор пытался его править и указывать на какие-то ошибочки. Он абсолютно спокойно выправлял все, что ему говорили, и быстренько бежал за гонораром, потому что на эти деньги можно было неплохо жить. С «Известиями» связано возвращение А.М. Горького из Италии в Россию. По инициативе Сталина и под его контролем в 1927 году здесь была создана фактически рабочая группа по, так сказать, выманиванию Горького. Возглавлял ее Гронский. Писателю отправляли письма, говорили, что здесь все очень хорошо, что его ждет российская общественность, что писатели нуждаются в его помощи и в газете были публикации, приглашающие Горького. И в этот момент Маяковский, будучи литсотрудником «Известий», в какой-то желтой московской газете публикует открытое письмо Горькому, где пишет, что тот прячется на Капри и не хочет приезжать в страну. Для Горького это был полный шок, чуть не сорвавший планы его возвращения. А Маяковский, придя на следующий день после публикации статьи, понял, что он уволен. Многие издания отказались его публиковать, хотя он оставался в какой-то период любимым Сталиным поэтом. В июне 1928 года приезжает Горький. Его встречает не кто иной, как директор издательства Скворцов-Степанов, они были старинными друзьями. 16 июня 1928 года состоялся исторический визит Горького в «Известия». Сохранились протоколы бесед. Есть известная фотография на крыше и фотография в цехе. Наверху был спецбуфет, есть различные истории его создания, но одна из легенд, что он был создан к приезду Горького. Позже, он много раз сюда приезжал. Любил выпить рюмочку и смотреть на Москву, потому что это была самая высокая точка города. Они со Скворцовым-Степановым были очень близки по духу, строили очень много перспективных планов, работы в «Известиях». Стала выходить вкладка «Горьковская». Но Скворцов-Степанов внезапно уезжает в Сочи и умирает от брюшного тифа. Похоронен он у Кремлевской стены.

НП: Какой период из истории «Известий» Вам кажется наиболее значительным?
Э.Г.:
Много интересных моментов связано с войной. Например, в цехах делались запчасти для «Катюш». Во время войны упала бомба во двор нашего издательства. И буквально на следующий день гитлеровская пропаганда объявила о том, что цитадель советской прессы и пропаганды уничтожена. Ничего подобного, в этот день вышла газета. В день открытия Всемирного фестиваля молодежи и студентов мы здесь запускали голубей, которых разводили. Никто тогда не знал, откуда в центре столько «вестников мира». Значителен аджубеевский период, когда появилась новая журналистская школа, новая журналистская этика. Этот период был революционным как для «Известий», так и для всей советской журналистики. Один пример. В до аджубеевский период, фотографии печатались очень маленькие – экономили бумагу. Ее не хватало, надо было экономить, чтобы разместить больше текста. Аджубей был первый, кто начал печатать большие развороты фотографий, за что получил от своего тестя выговор – не экономишь бумагу. И я бы назвал еще Бухаринский период. Бухарин привнес в газету тоже много нового. Это был период, когда газета была на острие политической борьбы.

НП: В книге история «Известий» заканчивается 1991 годом. Будет ли продолжение?
Э.Г.:
О событиях после 1990 года будут писать другие люди. Глава эта есть, но этим событиям надо давать очень острые и жесткие оценки. Они очень разноплановые и неоднозначные, потому что «Известия» подверглись рейдерской приватизации, и мы очень долго возвращали издательство в лоно государства. Мы думаем, что придет такое время, когда об этом периоде напишут другие. Эта глава изобилует детективными историями, как мы судились, как мы боролись за каждую пядь нашей известинской земли. Но тогда книга была бы с корпоративным уклоном, а это неинтересно широкому кругу читателей, которые слышат об этих фактах из средств массовой информации ежедневно и даже сегодня в огромном количестве. Есть некий моральный фактор – я, как автор, должен был в какой-то момент давать оценку своей деятельности, т.е. тому периоду, когда я стал директором, но это уже не корректно. Получилось или нет, хорошая или плохая книга, читатель оценит это своим рублем, покупая в магазине.

НП № 17-18, сентябрь 2009


Возврат к списку

Copyright 2016, «Новости Полиграфии»